Category: россия

Археологическое

После поездки в Екатеринбург понял, что археологи в Челябинске живут по-прежнему в 19-м веке.
Начал прогресс в 22-й (а именно в этом веке живут археологи в Екатеринбурге) с установки Автокада 2016-го. Будем догонять)))

Восточные страны

С некоторого времени в науке стали популярны темы, посвященные как "Черной смерти" в частности, так и описанию влияния эпидемиологической обстановки на политическую историю в общем (см., например, такие работы как: Хайдаров Т.Ф. Эпоха "Черной смерти" в Золотой Орде и прилегающих регионах (конец XIII - первая половина XV в.). - Казань, 2018. - 304 с.; Эпидемии и природные катаклизмы в Золотой Орде и на сопредельных территориях (XIII-XVI вв.). - Казань, 2018. - 284 с.
Одним из часто цитируемых источников является отечественное летописание, а популярной цитатой (датированной 1346 годом) следующая: "Того же лета бысть мор силен зело под восточною страною: на Орначи, и на Азсторокани, и на Сараи, и на Бездежи и на прочих градах стран тех, на крестианех, и на Арменех, и на Фрязех, и на Черкесех, и на Татарех и на Обязех, и яко не бысть кому погребати их" (ПСРЛ. Т.10, с.217)
Интересует здесь не само географическое описания распространения чумы, а использование такого термина как "восточные страны", причем употребление этого термина оконтуривается городами, принадлежащими Золотой Орде, и только затем речь идет о христианах и так далее.
Сложно, но тем не менее можно провести предварительную параллель с наиболее ранним хорографическим описанием земель Зауралья и Сибири, составленным в ходе многочисленных визитов торговых и "лихих" людей в эти земли: "На Восточной стране за Югорскою землею над морем живут люди самоедь, зовомы малгонзеи" (Плигузов А.И. Текст-кентавр о сибирских самоедах. - М., 1993. с.78).
Уж не является ли вставка-описание чумы 1346 г. частью подобного, но более раннего хорографического описания, но с уклоном именно в "чумные события"?

Немецкая карта Челябинска 1942 года

Заинтересовал информационный контекст к этой карте, написанный тут http://vis0tnik.livejournal.com/574091.html

и сама карта

Автор поста склоняется к мысли, что это карта - продукт немецких шпионов, действовавших либо перед самой войной, либо в самом ее начале на территории Челябинска, и на основании этого делает, что некоторые осужденные за шпионаж, были шпионами. Казалось бы сведения другого автора внешне подтверждают догадку http://ssgen.livejournal.com/614665.html

Отнюдь не умаляя возможности участия немецких диверсантов вышеописанных событий, в том числе и по 2-й ссылке (отметим, что все указанные признательные показания особой силой для установления истинности событий не имеют), тем не менее, можно выдвинуть и альтернативные версии.
Например, общеизвестно, что в Челябинске в 30-х годах было много иностранных специалистов (индустриализация как-никак), и я ни за что не поверю, что карты города в то время отсутствовали. Также и допустимо, что какие-то официальные карты ходили в указанное время и в Европе.
Большинство событий советской эпохи допускает вариативность трактовок, не исключая и поставленной проблемы.
Впрочем, если кто-то более компетентный может добавить по проблеме, было бы хорошо)

Археология Южного Урала. Степь. Проблемы культурогенеза

http://i64.fastpic.ru/big/2014/0908/89/20af7339c913f55e2e2d9a452caf5289.jpg

Археология Южного Урала. Степь. Проблемы культурогенеза / С.Г. Боталов и др. [ред.]. - Челябинск: Рифей, 2006. - 529 с.
ISBN: 5-88521-164-7

В книге представлены основные современные точки зрения на процессы культурогенеза, происходившие в степных районах Южного Урала. Рассматриваются как абсолютно новые, так и ранее не опубликованные археологические материалы по всем эпохам от каменного века до средневековья. В каждой главе выделены разделы, посвященные основным этапам и проблемам культурогенеза, обоснованные с современных научных позиций. Книга предназначена для специалистов-археологов, историков, а также студентов вузов, колледжей и широкого круга заинтересованных читателей.

PDF, DjVu
http://eurasianarcheology.mybb.ru/viewtopic.php?id=142#p174

Археология Южного Урала. Курс лекций

http://i67.fastpic.ru/big/2014/0907/da/c3376118d672f1d67ca8a804885057da.jpg

Археология Южного Урала. Курс лекций / В.А. Иванов и др. [отв. ред.]. - Стерлитамак, 1993. - 268 с.
ISBN: 5-86111-005-0

Данная работа представляет собой учебно-справочное пособие, состоящее из курса учебных лекций по археологии Южного Урала, начиная с эпохи глубокой древности до средневековья. Предназначается для студентов исторических факультетов, учителей истории, музейных работников и т.д.

PDF, DjVu
http://eurasianarcheology.mybb.ru/viewtopic.php?id=140#p172

Гуннский форум.

http://s9.uploads.ru/t/QNJ2W.jpg

Боталов С.Г. (гл. ред.). Гуннский форум. Проблемы происхождения и идентификации культуры евразийских гуннов. - Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2013. - 644 с.
ISBN: 978-5-696-04504-7

Империя монгольских сюнну и становление империи евразийских гуннов открывают первую страницу в истории кочевой цивилизации Евразии. Это было время, когда впервые устанавливаются прочные связи восточно-центрально-азиатских и западноевропейских культурно-цивилизационных центров, которые с этого периода начинают развиваться в рамках единого мирового коммуникационного пространства.
Предлагаем вашему вниманию статьи ведущих специалистов по проблемам происхождения и развития историко-культурного феномена древнего населения, вошедшего в историю под именем гунны (хунны). Часть из них была представлена на электронной конференции, организованной Южно-Уральским филиалом ИИА УрО РАН, кафедрой «Древней истории и этнологии Евразии» Южно-Уральского государственного университета Челябинск) и в апреле-декабре 2012 года. В организованной дискуссии обсуждались следующие проблемы: становление и развитие культуры европейских и азиатских гуннов; археологическая атрибуция гуннских памятников; исторические судьбы гуннов в культурогенезе средневековых народов Евразии. Участие приняли более 30 специалистов из России, Башкирии, Чувашии, Татарстана, Дагестана, Казахстана, Азербайджана, Венгрии.
Следует отметить, что адрес форума не стал предполагаемой дискуссионной площадкой, где были бы обсуждены наиболее острые вопросы хунно-гуннской истории и археологии. Однако процесс сбора и обсуждение предлагаемых материалов не свелся к традиционному формату формирования обычных тематических сборников. Круг специалистов, приглашённых к участию, ареалы сбора материалов, их исследовательская направленность горячо обсуждались редколлегией и авторами статей. Надеемся, что со времён первого Гуннского конгресса (Улан-Удэ, 1996 г.) нам удалось составить некий новый познавательный горизонт (срез), охватывающий в большей мере западную область историко-археологических, антропологических и лингвистических знаний о евразийских гуннах и их эпохе.
Определив основные тематические направления дискуссии, члены редколлегии, не влияли и не корректировали точки зрения авторов предлагаемых исследований. Отсюда, может показаться, что сборник состоит из довольно разнородных материалов не только по научному направлению (история, археология, этнолингвистика, антропология, этносоциология), но и по жанровому наполнению. В действительности, это лишь ещё раз указывает на необъятность и разносторонность хунно-гуннской тематики.
В издании представлены различные грани истории и культуры гуннов и производных от них этно-племенных объединений от монгольских и северо-китайских сюнну до урало-казахстанских и придунайских гуннов; от Кавказской Гунии до Гималайской Хунзы.
Только такой охват материала, с нашей точки зрения, и позволяет представить всю грандиозность историко-культурного масштаба этого легендарного народа, роль которого в становлении средневековой цивилизации Евразийского континента как нам представляется незаслуженно принижается.
Надеемся, что предлагаемый формат необъятной темы — «культура и происхождение евразийских гуннов», позволит по-новому взглянуть на проблемы истории поздней древности и раннего средневековья.

Содержание

От редакционной коллегии. — 9

Н.Н. Крадин, Кан Ин Ук (Россия, Владивосток; Корея, Сеул). Современные исследования по археологии хунну в Евразии. — 11
С.Г. Баталов (Россия, Челябинск). О гуннах европейских и гуннах азиатских. — 32
А.В. Комар (Украина, Киев). Комплекс из Макартета и ритуальные памятники гуннского времени. — 88
Л.В. Гмыря (Россия, Дагестан, Махачкала). Паласа-Сыртинский курганный могильник у дербентского прохода (конец IV — первая половина V в.). — 110
Ф.А. Сунгатов (Россия, Башкортостан, Уфа). Приуралье в гуннскую эпоху. — 163
Е.П. Казаков (Россия, Татарстан, Казань). Женское погребение со стеклянным кубком второй половины VI века н.э. в низовьях реки Кама. — 180
А.М. Обломский (Россия, Москва). Этнокультурные компоненты населения Верхнего Подонья в гуннское время (конец IV — V в.). — 194
А.А. Тишкин, С.С. Матрёнин, А.В. Шмидт (Россия, Барнаул; Россия, Ямало-Ненецкий АО, Мужи). Степушка-1 — памятник кочевников Алтая сяньбийско-жужанского времени. — 258
И.Э. Любчанский (Россия, Челябинск). Могильник Соленый Дол и его место в культуре кочевников Южного Урала эпохи «поздней древности». — 280
Ворбала Обрушански (Венгрия, Будапешт). Гунны позднего времени в Карпатской котловине. — 298
Н.И. Егоров (Россия, Чувашия, Чебоксары). Некоторые методологические подходы к этнокультурной идентификации кочевнических древностей Евразийских степей. — 321
Чорнаи Каталин (Венгрия, Будапешт). Письменные упоминания о языке гуннов в древних китайских хрониках. Часть первая: сановники. — 336
Н.Н. Серёгин (Россия, Барнаул). Исторические судьбы населения Алтая хуннско-сяньбийского времени в контексте процессов культурогенеза раннесредневековых тюрок. — 351
Аради Ева (Венгрия, Будапешт). Юэчжи, кушаны и хефталиты. — 360
Коппань Пасло Чайи (Венгрия, Будапешт, Печ). Была ли долина Хунза прибежищем белых гуннов? — 384
С.А. Ярыгин (Казахстан, Астана). К вопросу о бронзовом котле из погребения в Боровом. — 441
А.З. Бейсенов, Е.В. Веселовский (Казахстан, Алматы; Россия, Москва). Погребение гуннского времени из могильника Енбекшил (Центральный Казахстан). — 446
А.З. Бейсенов, Е.П. Китов (Казахстан, Алматы; Россия, Москва). Впускное погребение гуннского времени из могильника Назар-2 (Центральный Казахстан). — 462
Г.К Ходжайлов (Россия, Москва). К антропологии населения джетыасарской культуры. — 469
А.А. Иванов, М.П. Плешанов (Россия, Челябинск). К вопросу о появлении «римского» импорта в урало-казахстанских степях. — 485
Е.А. Смагулов (Казахстан, Алматы). Из истории кангюйской архитектуры: здания крестообразной планировки. — 493
Е.П. Китов (Россия, Москва). Население позднесарматского периода Южного Урала и Западного Казахстана (по данным антропологии). — 519
А.М. Досымбаева (Казахстан, Астана). Усуньский археокультурный аспект в истории гуннов и тюрков Центральной Евразии. — 545

Сведения об авторах. — 630
Список сокращений. — 638

DjVu
http://eurasianarcheology.mybb.ru/viewtopic.php?id=114#p141

Миллер Г.Ф. История Сибири

http://s9.uploads.ru/t/G9PUf.jpg

Миллер Г.Ф. История Сибири. Том 1. - М.: Издательство Восточная литература, 1999. - 631 с.
ISBN: 5-02-018100-5, 5-02-018499-3

Книга является переизданием первого тома классического труда Г.Ф.Миллера, вышедшего в 1937 г. и переизданного с дополнениями в 1999 г.
Том включает первые пять глав "Истории Сибири", статьи Г.Ф.Миллера о памятниках древности Сибири, а также архивные документы (грамоты XVII в.), комментарии издателей, сопроводительные статьи, в том числе о жизни и трудах ученого, обзор его архивных материалов, карту, указатели.

PDF

http://s9.uploads.ru/t/UYPqH.jpg

Миллер Г.Ф. История Сибири. Том 2. - М.: Издательство Восточная литература, 2000. - 800 с.
ISBN: 5-02-018100-5, 5-02-018499-3

Книга представляет собой дополненное переиздание второго тома классического труда выдающегося историка Сибири Г.Ф.Миллера, опубликованного в 1941 г. Издание включает также Приложения, содержащие 485 грамот конца XVI-XVII веков, карты Сибири XVII века, примечания к тексту и предисловие к нему, а также указатели.

PDF, DjVu

http://eurasianarcheology.mybb.ru/viewtopic.php?id=89#p98


Еще о Шильтбергере и датировке похода в Сибирь

Фрагментарные сведения о Сибири имеются в сочинении Иоганна Шильтбергера. Он сообщает, что «королевский сын по имени Чакра провожал Едигея в Сибирь», однако последующее описание местности как будто не дает возможности сопоставить их маршрут с западносибирской равниной. Судя по характерному упоминанию горных хребтов, примыкающих к пустыне, «доходящей до края света и в которой люди жить не могут из-за водящихся в ней диких животных и змей» (Шильтбергер, 1984, с.34), речь вряд ли может идти именно об улусе Шибана. Характеризуя причины похода мангыта и Чекре в Сибирь, Д.Н.Маслюженко первоначально связал путешествие темника с борьбой против Тохтамыш-хана, при этом противопоставляя Чекре как легитимного хан, к тому же лояльного Эдиге (Маслюженко, 2008, с.69). Однако впоследствии, локализовав поход 1412-1413 гг., исследователь не нашел ясных причин организации похода (Маслюженко, 2011, с.96). Действительно, из информации, предоставленной Шильтбергером, никак не следует аргументация реальных причин похода.
Сам же поход предстает перед нами как экскурсия в неведомые земли. Шильтбергер, описывая нравы и привычки жителей «этого края», ни словом не обмолвился о политической ситуации в регионе и каком-либо участии в нем ордынского царевича и темника, однако привел сведения о якобы «покорения Сибири» Эдиге и Чекре, после чего они «вступили в Болгарию» (речь здесь несомненно идет о Булгарском улусе – А.П.), которая ими также была завоевана». Однако из сообщения Шильтбергера неясно, идет ли здесь речь о военной операции, или же, установлении политической зависимости от Золотой Орды. Возможно также, что действия Эдиге и Чекре носили рекогносцировочный характер, с целью выявления потенциальных союзников в борьбе за политическую власть. Этим объяснилось и «завоевание» Сибири и Булгара, очевидно, не имевших на тот момент какой-либо серьезной политической власти.
Однако можно предположить и несколько иной вариант. Согласно Самарканди в 813-814 гг. (1410-1412 гг.) против Эдиге последовательно выступили Тимур-хан, сын Тимур-Кутлуга и Джалал ад-дин, сын Тохтамыша, причем последний, «разбив Тимур-хана», выступил против Эдиге, укрывшемся в Хорезме (Персы, т.4., с.368). М.Г. Сафаргалиев утверждает, что власть Джалал ад-дина распространилась также и на Булгар (Сафаргалиев, 1960, с.187). Сторонники Джалал ад-дина не смогли разбить Эдиге в Хорезме. Сам же темник вместе с «Чингиз-огланом» (Очевидно, Чекре – А.П.) покинул Хорезм в 815 г.х. (1412-1413 гг.) вследствие прихода войск Шахруха. Этой хронологии не противоречит и прибытие Тимурида в Герат после успешной военной кампании «в начале 816 / 3 апреля 1413 – 22 марта 1414 г.»
Под 819 г.х. (1 марта 1416 – 17 февраля 1417 гг.) Самарканди размещает следующие события: «Из Хорезма пришло известие, что Джаббар-берди, обратив в бегство Чингиз-оглана, овладел улусом Узбекским» (Персы, т.4., с.372). В такой последовательности эти ханы упоминаются в анонимном сочинении «Родословие тюрков» (Персы, т.4., с. 399, прим. 16) и в более раннем «Та’рих-и арба’ улус» мирзы Улугбека (Персы, т.5, с.109-110). Таким образом, во время описываемых событий в Золотой Орде правили три хана: Джалал ад-дин, Керим-Берди и Кепек, после которого ханом стал лояльный Эдиге Чекре (Персы, т.4., с. 399, прим. 16).
Следовательно, упоминаемый поход мог состояться в промежутке между 1413-1414 гг. М.Г.Сафаргалиев, опираясь на нумизматические данные, локализовал правление Чекре 1414-1416 гг. (Сафаргалиев, 1960, с.191). Подтверждает указанный промежуток времени и характеристика Шильтбергером Чекре как «королевского сына», т.е. оглана, не получившего еще ханской власти. Схожую датировку представил Д.Н. Маслюженко (Маслюженко, 2011, с.96), обосновав её сведениями самого Шильтбергера, находившегося четыре года при сыне тимурида Мираншаха Абу-Бакре, от которого баварец в свите Чекре отправился в Дешти-и Кипчак. Согласно Фасиху Хавафи, Мирнашах был убит в битве 24 зу-л-ка’да 810 г.х. (21 апреля 1408 г.) (Фасихов свод, 1980, с.142). Поскольку в 1410-е гг. особенно обострилась борьба между сыновьями Тохтамыша, Эдиге, частично утратившему политическое влияние в Сарае, было выгодно контролировать приграничные владения, включая Булгар.
В историографии сложилась также и иная точка зрения на обстоятельства рассматриваемого похода. Ряд авторов склонились к мысли о том, что Чекре стал сибирским ханом (Бояршинова, 1960, с.104, Похлебкин, 2000, с. 151). В.В. Похлебкин локализовал время правления царевича – 1407-1413 гг. Еще В.П. Костюков усомнился в подобной оценке событий, неверно указав при этом их последовательность (Костюков, 2009, с.154). В свете же изложенных фактов речь не может идти о каком-либо назначении Чекре ханом в Сибири. Согласно же Шильтбергеру, Чекре становится «королем Татарии», т.е. Золотой Орды (Шильтбергер, 1984, с.35-36).